Почерки императоров

Главные вкладки

Графологам неплохо бы сходить в Исторический музей

     Веселый нрав императрицы Елизаветы Петровны, мрачноватый характер «деспотки» Анны Иоанновны, нервозность Павла I и порывистость Петра Великого... Мы знаем о свойствах этих личностей из книг, но теперь можем составить и собственные суждения. Для этого есть прекрасный случай.
     Стотридцатилетие не из самых круглых дат. Но Исторический музей, завершив недавно реконструкцию, отмечает свой юбилей парадом выставок. Одна из них – «Автографы русских императоров и императриц».
     Все 14 российских монархов – от Петра I до Николая II – представлены здесь авторскими рукописями. Под графическим портретом каждого самодержца выставлены собственноручно исполненные тексты. Все 14 почерков. О чем они могут свидетельствовать? В советские времена науку о почерках – графологию – объявили сначала буржуазной лженаукой, а потом, как кибернетику и генетику, реабилитировали.
     Согласно учению Павла Флоренского об органопроекции, человек, творя, проецирует себя в окружающее пространство. Естественно, он вольно или невольно проецирует себя и на бумагу, запечатлевает в манере письма свой характер. Поэтому обоснованны попытки обратного движения – от почерка к личности, к характеру. Выставка «Автографы императоров» дает для этого богатейший материал.
     В – школьных учебниках, – говорит главный специалист отдела письменных источников музея, доктор исторических наук Федор Петров, – монархи представлялись весьма схематическими фигурами. Но императоры тоже люди. Посмотрите на броские автографы Петра Великого, на его торопливые каракули. Первое впечатление: он спешил, ему нужно было очень много сделать. Вот его рукописи о строительстве кораблей, о снабжении армии, об основании «Санкт-Питербурха»... Везде лапидарный почерк...
     Сказалось в рукописях реформатора и постоянное общение с иноземцами.
     Он подписывался – Пиtер, писал обычную букву «т» по-латински, перечеркивая верхнюю перекладинку крестом. Дочь Петра Елизавета тоже писала свое имя необычно – не по современной орфографии – Елисафет. Здесь представлена ее рукопись, выполненная в особом настроении. Это жалованная грамота с серебряной коробочкой, в которой бумага была передана адресату – графу Алексею Разумовскому, фавориту и, по некоторым данным, мужу императрицы.
     А вот Анна Иоанновна – тиранка и деспотка, как ее называли. Колючий почерк! И, будто по контрасту, почерк Елизаветы: легкий и очень женственный. Какиеразные женщины были на русском престоле! Почерк Екатерины II – круглый, величественный и в то же время по-немецки аккуратный...
     Петров проанализировал почерк пяти императоров, бывших во власти с 1796 по 1917 год, и нашел, что образцы их письма отвечают их сложным и драматическим судьбам. Трое были убиты, один скоропостижно умер. Павла I иногда называли Гамлетом на русском троне. Почерк его – нервный, слова написаны судорожно, а имя свое он писал не полностью – ставил только букву «П» и точку после нее. Какая-то мистическая точка! Предчувствие преждевременного ухода? Самый красивый из всех почерков оказался у Александра I. Он писал, словно картуши рисовал. Его вензелязавитушки воспроизвести просто невозможно. Неразгаданным Сфинксом называл царя его непримиримый соперник Наполеон. Почерк Александра Павловича так же таинственен, как его судьба. Он «жил и умер в Таганроге», не дожив до 49 лет, что родило легенду о старце Федоре Кузьмиче, которым якобы стал император.
     Почерк Николая I главный научный сотрудник музея охарактеризовал как непреклонный и четкий до жестокости, что соответствует его духу и духу эпохи. Его сын Александр Освободитель, судя по рукописям, был человеком менее уверенным, более мягким, чуть-чуть женственным. И в жизни он не рубил с плеча, прислушивался к чужим мнениям.
     Александр III, отправляясь на фронт русско-турецкой войны, оставил своей супруге Марии Федоровне (Дагмаре Датской) тетрадь с трогательными словами. Изобразил море, корабль, облака и приписал: «Бегут облака в синем просторе,/ Тишина глубока в Черном море». Почерк императора, прозванного Миротворцем, можно назвать прозрачно-лирическим.
     Очень хотелось услышать мнение ученого-историка, тонко разбирающегося в графологических нюансах, о почерке нашего последнего императора.
     Но здесь толкования Петрова оказались осторожными:
     – У Николая II – один из самых четких почерков, каллиграфически красивый, но, с моей точки зрения, он мало говорит о характере монарха. О нем вообще трудно судить. Сколько людей – столько мнений. Может быть, Николай слишком рано взошел на престол, не был готов к скоропостижной кончине отца, которого боготворил. Но трагическая судьба и личность императора не проявились в его «нейтральном» почерке так, как у других императоров...
     Может быть, и почерк выдает характер человека не всегда, а только когда этого захочет?

Вы проголосовали
726