Идентификационные признаки письменной речи

Главные вкладки

По­ня­тие при­зна­ка в кри­ми­на­ли­сти­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях

Оп­ре­де­ле­ние по­ня­тия при­зна­ка — од­но из наи­бо­лее важ­ных и слож­ных про­блем кри­ми­на­ли­сти­че­ской иден­ти­фи­ка­ции, как и вы­де­ле­ние и оцен­ка иден­ти­фи­ка­ци­он­ных при­зна­ков и свойств срав­ни­вае­мых объ­ек­тов.

Ка­ж­дый объ­ект и яв­ле­ние ма­те­ри­аль­но­го ми­ра об­ла­да­ют мно­же­ст­вом ка­честв, свойств, при­зна­ков. Это при­ме­ни­мо и к объ­ек­там кри­ми­на­ли­сти­че­ско­го ото­жде­ст­в­ле­ния, где для раз­ре­ше­ния по­став­лен­ных экс­пер­ту во­про­сов не­об­хо­ди­мо вы­де­лить наи­бо­лее су­ще­ст­вен­ные свой­ст­ва и при­зна­ки срав­ни­вае­мых объ­ек­тов.

СВОЙ­СТ­ВА ОБЪ­ЕК­ТОВ — это су­ще­ст­вен­ные его сто­ро­ны про­яв­ле­ния ка­че­ст­вен­но-ко­ли­че­ст­вен­ной оп­ре­де­лен­но­сти в свя­зи и во взаи­мо­дей­ст­вии объ­ек­та с дру­ги­ми объ­ек­та­ми.

ПРИ­ЗНАК — это при­ме­та, знак, по ко­то­ро­му ка­кой-ли­бо пред­мет или яв­ле­ние уз­на­ют­ся и от­ли­ча­ют­ся от дру­гих.

По по­во­ду со­дер­жа­ния по­ня­тий "свой­ст­во" и "при­знак" в кри­ми­на­ли­сти­че­ской ли­те­ра­ту­ре нет еди­но­го мне­ния. Н. В. Тер­зи­ев ут­вер­ждал, что при­знак оз­на­ча­ет свой­ст­во, рас­смат­ри­вае­мое под уг­лом зре­ния уз­на­ва­ния пред­ме­та или яв­ле­ния.

По мне­нию Г. Л. Гра­нов­ско­го, при­знак не­пол­но от­ра­жа­ет свой­ст­во, пред­став­ляя со­бой лишь од­но из его про­яв­ле­ний.

А. А. Эйс­ман свя­зы­ва­ет с по­ня­ти­ем при­зна­ка оп­ре­де­лен­ную по­зна­ва­тель­ную функ­цию (функ­цию уз­на­ва­ния, опо­зна­ния). И да­ет при этом та­кое по­ни­ма­ние при­зна­ка, ко­то­рое от­но­сит­ся к спе­ци­аль­но ото­бран­ным , вы­де­лен­ным в ре­зуль­та­те изу­че­ния объ­ек­та свой­ст­вам, ис­поль­зуе­мым для ото­жде­ст­в­ле­ния.

А. Р. Шля­хов оп­ре­де­ля­ет свой­ст­во как ка­че­ст­вен­но-ко­ли­че­ст­вен­ную сто­ро­ну объ­ек­та. Од­на­ко свой­ст­ва — еще не са­ми ве­щи (объ­ек­ты). Сущ­ность объ­ек­та не сво­дит­ся к его свой­ст­вам.

А при­зна­ки — раз­но­об­раз­ные ото­бра­же­ния свойств, ка­че­ст­вен­но-ко­ли­че­ст­вен­ной их оп­ре­де­лен­но­сти.

В ра­бо­тах мно­гих кри­ми­на­ли­стов по­ня­тие при­зна­ка да­ет­ся как объ­ек­тив­ное от­ра­же­ние свой­ст­ва, яв­ляю­ще­го­ся пер­во­на­чаль­ным ма­те­риа­лом ис­сле­до­ва­ния и сред­ст­вом уст­ра­не­ния иден­ти­фи­ка­ци­он­ных свойств ( Р. С. Бел­кин, А. И. Вин­берг).

Пе­ре­ход от при­зна­ка к свой­ст­ву тре­бу­ет изу­че­ния ме­ха­низ­ма фор­ми­ро­ва­ния при­зна­ков, их со­пос­тав­ле­ния и оцен­ки на ос­но­ве ус­та­нов­лен­ных за­ко­но­мер­но­стей свойств. Для изу­че­ния свойств лю­бо­го объ­ек­та ма­те­ри­аль­но­го ми­ра важ­но знать наи­бо­лее ус­той­чи­вые ха­рак­те­ри­сти­ки свойств объ­ек­та, яв­ле­ния. Не­об­хо­ди­мо ис­сле­до­вать про­яв­ле­ние свойств объ­ек­та в раз­лич­ных ус­ло­ви­ях и по­дыс­кать ме­ха­низм от­ра­же­ния и про­яв­ле­ния дан­ных свойств. На­при­мер, ли­ней­ные раз­ме­ры ме­ж­ду кон­стант­ны­ми точ­ка­ми ли­ца че­ло­ве­ка при всех дру­гих рав­ных ус­ло­ви­ях за­ви­сят на фо­то­сним­ках от ра­кур­са съем­ки.

Ото­жде­ст­в­ле­ние со­дер­жа­ния по­ня­тий "при­зна­ка" и "свой­ст­ва", на наш взгляд, не может на­хо­дить от­ра­же­ния ни в нау­ке кри­ми­на­ли­сти­ке, ни в кри­ми­на­ли­сти­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях, где под при­зна­ком по­ни­ма­ет­ся не са­мо свой­ст­во, а его про­яв­ле­ние, ото­бра­же­ние.

данную точку зрения поддерживает боль­шин­ст­во уче­ных. Р. С. Бел­кин ут­вер­жда­ет, что свой­ст­ва вы­ра­жа­ют­ся в при­зна­ках, при­знак есть про­яв­ле­ние свой­ст­ва. Ка­ж­дая вещь об­ла­да­ет мно­же­ст­вом свойств, ка­ж­дое свой­ст­во мо­жет вы­ра­жать­ся во мно­же­ст­ве при­зна­ков.

В сис­те­ме "свой­ст­во — при­знак" свой­ст­во иг­ра­ет роль сущ­но­сти, при­знак — яв­ле­ния. Выражая свойства, при­знак, как и свой­ст­во, объ­ек­ти­вен по сво­ей при­ро­де. Не­смот­ря на то что од­ни и те же при­зна­ки мо­гут вы­ра­жать раз­ные свой­ст­ва, в кон­крет­ной сис­те­ме "свой­ст­во — при­знак" при­знак не­от­де­лим от свой­ст­ва. В си­лу это­го Р. С. Бел­кин замечает, что при­знак имен­но вы­ра­жа­ет, а не от­ра­жа­ет свой­ст­во. Свой­ст­во про­яв­ля­ет­ся вовне че­рез при­зна­ки, са­мо­вы­ра­жа­ет­ся в них, не мо­жет су­ще­ст­во­вать без них.

Р. С. Бел­кин при­во­дит мно­го до­во­дов в за­щи­ту по­ня­тия "вы­ра­же­ние свой­ст­ва", а не "от­ра­же­ние". Ес­ли при­знак яв­ляется от­ра­же­ни­ем свой­ст­ва, то воз­мож­но, что он будет неаде­к­ват­но от­ра­жать свой­ст­во и не смо­жет объ­ек­тив­но слу­жить по­ка­за­те­лем ве­щи, пред­ме­та.

Ма­те­ри­аль­ный мир, ок­ру­жаю­щий че­ло­ве­ка, есть сис­те­ма ве­щей и яв­ле­ний, ко­то­рые, в свою оче­редь, об­ла­да­ют мно­го­чис­лен­ны­ми свой­ст­ва­ми, ка­че­ст­ва­ми. Но толь­ко часть, а не все свой­ст­ва и ка­че­ст­ва мо­жно ис­поль­зовать в про­цес­се уз­на­ва­ния пред­ме­та. Свой­ст­ва ве­щи су­ще­ст­ву­ют и про­яв­ля­ют­ся лишь во взаи­мо­дей­ст­вии ве­щей, в их от­но­ше­нии друг к дру­гу.

Кри­ми­на­ли­сти­че­ская иден­ти­фи­ка­ция осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по­сред­ст­вом изу­че­ния при­зна­ков, по ним оп­ре­де­ля­ют­ся свой­ст­ва иден­ти­фи­ци­руе­мых объ­ек­тов и, на­ко­нец, про­из­во­дит­ся ото­жде­ст­в­ле­ние объ­ек­тов.

В про­цес­се иден­ти­фи­ка­ции роль при­зна­ка вы­пол­ня­ют про­яв­ле­ния свойств объ­ек­та иден­ти­фи­ка­ции, не­су­щие ин­фор­ма­цию о его ин­ди­ви­ду­аль­но­сти и ус­той­чи­во­сти. Б. М. Ко­ма­ри­нец утверждал, что по­ня­тие об иден­ти­фи­ка­ци­он­ном при­зна­ке свя­за­но имен­но со свой­ст­ва­ми,       ко­то­рые мо­гут быть ис­поль­зо­ва­ны в про­цес­се иден­ти­фи­ка­ции. Иден­ти­фи­ка­ци­он­ны­ми при­зна­ка­ми он на­зы­вал "та­кие ро­до­вые и ин­ди­ви­ду­аль­ные при­зна­ки иден­ти­фи­ци­руе­мо­го объ­ек­та, ко­то­рые мо­гут ото­бра­зить­ся на иден­ти­фи­ци­рую­щем и по­это­му един­ст­вен­но при­вле­кае­мые для иден­ти­фи­ка­ции". Р. С. Бел­кин и А. И. Вин­берг  от­ме­ча­ют су­ще­ст­вен­ный мо­мент в по­ня­тии иден­ти­фи­ка­ци­он­ных при­зна­ков — их дос­туп­ность для вы­яв­ле­ния, изу­че­ния и срав­ни­тель­но­го ис­сле­до­ва­ния.

При­зна­ки при иден­ти­фи­ка­ци­он­ном ис­сле­до­ва­нии вос­при­ни­ма­ют­ся не­по­сред­ст­вен­но как ха­рак­те­ри­сти­ки свойств пред­ме­тов и яв­ле­ний.

Свой­ст­ва иден­ти­фи­ци­руе­мо­го объ­ек­та ус­та­нав­ли­вают­ся опо­сре­до­ван­но пу­тем изу­че­ния ме­ха­низ­ма их ото­бра­же­ния в дру­гих объ­ек­тах. На­при­мер, ка­кой-то при­знак по­чер­ка мо­жет встре­тить­ся в по­чер­ках мно­гих лю­дей, но са­ми по се­бе при­зна­ки по­ка­зы­ва­ют од­но из свойств че­ло­ве­ка — уме­ние пи­сать оп­ре­де­лен­ным об­ра­зом, т. е. по при­зна­кам по­чер­ка в ру­ко­пис­ных тек­стах мы ус­та­нав­ли­ва­ем свой­ст­ва пись­мен­но-дви­га­тель­но­го на­вы­ка, при­су­ще­го ис­пол­ни­те­лю ру­ко­пи­си. По­это­му оши­боч­ным счи­та­ет­ся мне­ние, что во­прос о то­ж­де­ст­ве в про­цес­се иден­ти­фи­ка­ции ре­ша­ет­ся на ос­но­ве при­зна­ков. Глав­ной за­да­чей ис­сле­до­ва­ния яв­ля­ет­ся ус­та­нов­ле­ние свойств ото­жде­ст­в­ляе­мых объ­ек­тов, так как толь­ко они мо­гут слу­жить ос­но­ва­ни­ем для вы­во­дов о то­ж­де­ст­ве.

В тео­рии и прак­ти­ке су­деб­но-по­чер­ко­вед­че­ской экс­пер­ти­зы по­ня­тие при­зна­ка по­чер­ка обыч­но свя­зы­ва­ют с ха­рак­те­ри­сти­кой той или иной тех­ни­че­ской (не смы­сло­вой) сто­ро­ны фик­си­рую­ще­го­ся в ру­ко­пи­си пись­мен­но-дви­га­тель­но­го на­вы­ка. Эта ха­рак­те­ри­сти­ка мо­жет от­но­сить­ся к управ­ле­нию дви­же­ния­ми при пись­ме, к функ­цио­ни­ро­ва­нию ме­ха­низ­ма пись­ма, соб­ст­вен­но к сис­те­ме ито­го­вых дви­же­ний пи­шу­ще­го, к ори­ен­та­ции по­след­них в про­стран­ст­ве.

При про­из­вод­ст­ве по­чер­ко­вед­че­ских ис­сле­до­ва­ний пер­вич­ным и ос­нов­ным объ­ек­том изу­че­ния для экс­пер­та яв­ля­ет­ся ру­ко­пись. В ней не­по­сред­ст­вен­но ото­бра­жа­ет­ся сис­те­ма ито­го­вых фик­си­руе­мых дви­же­ний пи­шу­ще­го и ори­ен­та­ция их в пре­де­лах лис­та бу­ма­ги. Все ос­таль­ные осо­бен­но­сти как внеш­ней, так и внут­рен­ней сто­ро­н пись­мен­но-дви­га­тель­но­го про­цес­са про­яв­ля­ют­ся опо­сре­до­ван­но и зачастую не­пол­но. На­при­мер, спо­соб удер­жа­ния пи­шу­ще­го при­бо­ра не яв­ля­ет­ся при­зна­ком по­чер­ка, так как не на­хо­дит аде­к­ват­но­го вы­ра­же­ния в ру­ко­пи­си. Он за­ни­ма­ет оп­ре­де­лен­ное ме­сто в ме­ха­низ­ме пись­ма и мо­жет обу­слов­ли­вать те или иные осо­бен­но­сти, ко­то­рые, от­ра­жа­ясь в ру­ко­пи­си, бу­дут при­зна­ком по­чер­ка. Та­ким об­ра­зом, все осо­бен­но­сти пись­мен­но-дви­га­тель­но­го на­вы­ка, про­яв­ляю­щие­ся в ру­ко­пи­си, ста­но­вят­ся при­зна­ка­ми по­чер­ка толь­ко бла­го­да­ря сис­те­ме ито­го­вых дви­же­ний при пись­ме и их ори­ен­та­ции в пре­де­лах лис­та бу­ма­ги. В по­ня­тие по­чер­ка вклю­че­на его при­над­леж­ность кон­крет­но­му ли­цу, т. е. не­отъ­ем­ле­мым ка­че­ст­вом по­чер­ка яв­ля­ет­ся его ин­ди­ви­ду­аль­ность. Это оз­на­ча­ет, что ха­рак­те­ри­сти­ки пись­мен­но-дви­га­тель­но­го про­цес­са, про­яв­ляю­ще­го­ся в ру­ко­пи­си, об­ра­зу­ют ин­ди­ви­ду­аль­ный ком­плекс.

От­дель­ные признаки по­чер­ка встре­чаются в оди­на­ко­вом про­яв­ле­нии у раз­ных лиц, со­че­та­ние же их свое­об­раз­но для ка­ж­до­го пи­шу­ще­го.

При­зна­ки мо­гут иметь как груп­по­вой ха­рак­тер, т. е. быть ха­рак­тер­ны­ми для оп­ре­де­лен­ных групп по­чер­ков, раз­де­лен­ных в за­ви­си­мо­сти от про­яв­ле­ния этих при­зна­ков, так и ин­ди­ви­ду­аль­ное зна­че­ние, про­яв­ляясь в пре­де­лах групп от­но­си­тель­но слу­чай­но, не­за­ви­си­мо от об­щих груп­по­вых осо­бен­но­стей.

Ин­ди­ви­дуа­ли­зи­рую­щее, иден­ти­фи­ка­ци­он­ное зна­че­ние кон­крет­но­го про­яв­ле­ния при­зна­ка оп­ре­де­ля­ет­ся час­то­той встре­чае­мо­сти это­го про­яв­ле­ния в по­чер­ках раз­ных лю­дей во­об­ще или в по­чер­ках, ха­рак­те­ри­зую­щих­ся об­щи­ми груп­по­вы­ми осо­бен­но­стя­ми.

Обоб­щая из­ло­жен­ное, мож­но ска­зать, что иден­ти­фи­ка­ци­он­ным при­зна­ком сле­ду­ет счи­тать осо­бен­ность, ха­рак­те­ри­сти­ку пись­мен­но-дви­га­тель­но­го на­вы­ка, про­явив­шую­ся в ру­ко­пи­си. Осо­бен­но­сти пись­мен­но-дви­га­тель­но­го на­вы­ка объ­е­ди­ня­ют­ся в иден­ти­фи­ка­ци­он­ный ком­плекс при­зна­ков для диф­фе­рен­циа­ции по­чер­ков раз­ных лиц и ото­жде­ст­в­ле­ния ис­пол­ни­те­ля ру­ко­пи­си.

Идентификационные признаки письменной речи

Пись­мен­но-дви­га­тель­ный на­вык че­ло­ве­ка фор­ми­ру­ет­ся на дли­тель­ном про­ме­жут­ке вре­ме­ни. Па­рал­лель­но с ним вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся на­вы­ки грам­ма­ти­че­ски пра­виль­но, ло­ги­че­ски по­сле­до­ва­тель­но и со­дер­жа­тель­но из­ла­гать свои мыс­ли. Иден­ти­фи­ка­ци­он­ные при­зна­ки пись­мен­ной ре­чи от­ра­жа­ют куль­ту­ру че­ло­ве­ка и вы­ра­жа­ют смы­сло­вую сто­ро­ну пись­ма.

При­зна­ки пись­мен­ной ре­чи де­лят­ся на об­щие и ча­ст­ные и изу­ча­ют­ся на боль­шом по объ­е­му тек­сте.

Об­щие при­зна­ки ха­рак­те­ри­зу­ют пись­мен­ную речь в це­лом и по­зво­ля­ют диф­фе­рен­ци­ро­вать ав­то­ров ру­ко­пи­сей по сте­пе­ни вла­де­ния ею. Ав­то­рство по об­щим при­зна­кам мож­но ус­та­но­вить толь­ко в пред­по­ло­жи­тель­ной фор­ме.

Ча­ст­ные при­зна­ки пись­мен­ной ре­чи ха­рак­те­ри­зу­ют оп­ре­де­лен­ные сто­ро­ны на­вы­ка вла­де­ния пись­мен­ной ре­чью кон­крет­но­го че­ло­ве­ка.

При­зна­ки пись­мен­ной ре­чи в боль­шей ме­ре ха­рак­те­ри­зу­ют ав­то­ра ру­ко­пи­си, а не ис­пол­ни­те­ля.

Об­щие при­зна­ки пись­мен­ной ре­чи

Наи­бо­лее об­щим при­зна­ком яв­ля­ет­ся уро­вень вла­де­ния пись­мен­ной ре­чью. В за­ви­си­мо­сти от по­сле­до­ва­тель­но­сти из­ло­же­ния мыс­лей, их ло­гич­но­сти, гра­мот­но­сти, сти­ля мож­но вы­де­лить три уров­ня вла­де­ния пись­мен­ной ре­чью: вы­со­кий, сред­ний и низ­кий.

Вы­со­ко­му уров­ню свой­ст­вен­ны ло­ги­че­ская по­сле­до­ва­тель­ность из­ло­же­ния и глу­би­на мыс­лей, эру­ди­ция, об­шир­ный сло­вар­ный за­пас и вы­со­кий уро­вень гра­мот­но­сти.

Сред­ний уро­вень вла­де­ния пись­мен­ной ре­чью ха­рак­те­ри­зу­ет­ся не­дос­та­точ­ной сте­пе­нью раз­ви­тия сти­ли­сти­че­ско­го, лек­си­че­ско­го и грам­ма­ти­че­ского на­вы­ков, от­сут­ст­ви­ем стро­гой по­сле­до­ва­тель­но­сти и строй­нос­ти из­ло­же­ния ос­нов­ной мыс­ли, пре­об­ла­да­ни­ем раз­го­вор­но-бы­то­во­го сти­ля.

Низ­кий уро­вень вла­де­ния пись­мен­ной ре­чью ха­рак­те­ри­зу­ет­ся от­сут­ст­ви­ем ло­ги­че­ской по­сле­до­ва­тель­но­сти, не­пол­но­той рас­кры­тия мыс­ли, бед­ным сло­вар­ным за­па­сом, низ­ким уров­нем гра­мот­но­сти.

По­ка­за­те­лем уров­ня вла­де­ния пись­мен­ной ре­чью яв­ля­ет­ся сте­пень раз­ви­тия трех на­вы­ков: грам­ма­ти­че­ско­го, лек­си­че­ско­го и сти­ли­сти­че­ско­го.

1. Сте­пень раз­ви­тия грам­ма­ти­че­ско­го на­вы­ка пись­ма за­ви­сит от сте­пе­ни ов­ла­де­ния пра­ви­ла­ми пись­ма на оп­ре­де­лен­ном язы­ке. На раз­ви­тие об­ще­го уров­ня гра­мот­но­сти влия­ют спо­соб­но­сти че­ло­ве­ка, ме­то­ди­ка обу­че­ния в шко­ле, уро­вень об­ра­зо­ва­ния, об­щая куль­ту­ра.

Сте­пень раз­ви­тия грам­ма­ти­че­ско­го на­вы­ка оп­ре­де­ля­ет­ся ко­ли­че­ст­вом ор­фо­гра­фи­че­ских, пунк­ту­ационных и син­так­си­че­ских оши­бок и бы­ва­ет вы­со­кой, сред­ней, низ­кой.

Вы­со­кая сте­пень в большой по объему рукописи ха­рак­те­ри­зу­ет­ся:

— отсутствием ошибок;

 — од­ной-двумя не­гру­быми ор­фо­гра­фи­че­скими или пунк­туа­ци­он­ными ошиб­ками;

— од­ной-двумя син­так­си­че­скими ошибками.

Сред­няя сте­пень раз­ви­тия грам­ма­ти­че­ско­го на­вы­ка ха­рак­те­ри­зу­ет­ся на­ли­чи­ем в ру­ко­пи­си:

— не бо­лее че­ты­рех гру­бых ор­фо­гра­фи­че­ских или пунк­ту­ационных оши­бок либо трех-пя­ти ор­фо­гра­фи­че­ских или пунк­туа­ци­он­ных оши­бок;

— трех-пя­ти син­так­си­че­ских ошибок.

Низ­кий уро­вень ха­рак­те­ри­зу­ет­ся на­ли­чи­ем в ру­ко­пи­си шес­ти и бо­лее ор­фо­гра­фи­че­ских или пунк­ту­ационных и шес­ти и бо­лее син­так­си­че­ских оши­бок.

Виды ошибок в рукописях:

¾   ор­фо­гра­фи­че­ские — на­ру­ше­ние пра­вил на­пи­са­ния букв в сло­вах и про­пис­ных букв;

¾   пунк­туа­ци­он­ные — на­ру­ше­ние пра­вил упот­реб­ле­ния зна­ков пре­пи­на­ния;

¾   син­так­си­че­ские — на­ру­ше­ние пра­вил по­строе­ния пред­ло­же­ний.

Ис­хо­дя из норм оцен­ки пись­мен­ных ра­бот уча­щих­ся сред­них школ, гру­бы­ми ошиб­ка­ми счи­та­ют­ся те, ко­то­рые на­ру­ша­ют ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ные (яв­ные) пра­ви­ла и не вы­зы­ва­ют труд­но­стей при про­вер­ке.

Сте­пень раз­ви­тия грамматического на­вы­ка ча­ще все­го ис­поль­зу­ет­ся для ус­та­нов­ле­ния не ав­то­ра, а ис­пол­ни­те­ля ру­ко­пи­си.

2. Сте­пень раз­ви­тия лек­си­че­ско­го на­вы­ка пись­ма, т. е. сло­вар­ный за­пас че­ло­ве­ка.

Ка­ж­дый че­ло­век об­ла­да­ет оп­ре­де­лен­ным за­па­сом слов, ко­то­рый фор­ми­ру­ет­ся на про­тя­же­нии всей жиз­ни и за­ви­сит от со­ци­аль­ной сре­ды, в ко­то­рой вра­ща­ет­ся че­ло­век, его куль­тур­но­го и про­фес­сио­наль­но­го уров­ня, спе­ци­аль­но­сти, ме­ст­но­сти про­жи­ва­ния и т. д.

Лек­си­ка со­вре­мен­но­го рус­ско­го язы­ка по сфе­рам упот­реб­ле­ния де­лит­ся на две груп­пы: об­щеупотребительные сло­ва и сло­ва ог­ра­ни­чен­но­го поль­зо­ва­ния, т. е. сло­ва, упот­реб­ляе­мые ка­кой-то груп­пой лю­дей. Сло­вар­ный за­пас мо­жет быть об­шир­ным (бо­га­тая лек­си­ка) и ог­ра­ни­чен­ным (бед­ная лек­си­ка).

Спе­ци­фи­ка лек­си­ки че­ло­ве­ка оп­ре­де­ля­ет­ся в сло­вах ог­ра­ни­чен­но­го поль­зо­ва­ния:

диа­лек­тиз­мы — сло­ва, за­им­ст­во­ван­ные из ме­ст­но­го диа­лек­та или го­во­ра;

про­фес­сио­на­лиз­мы — сло­ва, упот­реб­ляе­мые кол­лек­ти­вом, объ­е­ди­нен­ным про­фес­си­ей, спе­ци­аль­но­стью;

ар­го­тиз­мы — жар­гон­ные сло­ва, вы­ра­же­ния, речь оп­ре­де­лен­ной со­ци­аль­ной груп­пы лю­дей, от­ли­чаю­щей­ся на­ли­чи­ем слов и вы­ра­же­ний с осо­бым зна­че­ни­ем;

вуль­га­риз­мы — сло­ва, не свой­ст­вен­ные ли­те­ра­тур­ной ре­чи;

ар­ха­из­мы — сло­ва, вы­шед­шие из ак­тив­но­го упот­реб­ле­ния, ус­та­рев­шие;

не­оло­гиз­мы — сло­ва, ко­то­рые не­дав­но поя­ви­лись в язы­ке и еще не во­шли в ак­тив­ный за­пас. Со вре­ме­нем не­оло­гиз­мы обыч­но ста­но­вят­ся об­ще­упот­реб­ляе­мы­ми сло­ва­ми;

эк­зо­тиз­мы — сло­ва ино­языч­но­го про­ис­хо­ж­де­ния;

вар­ва­риз­мы — ино­языч­ные сло­ва; от­ли­ча­ют­ся от эк­зо­тиз­мов тем, что мо­гут вы­ра­жать по­ня­тия, для ко­то­рых в рус­ском язы­ке име­ют­ся свои ис­кон­но рус­ские сло­ва. В ру­ко­пи­сях вар­ва­риз­мы обыч­но вос­про­из­во­дят­ся бу­к­ва­ми то­го язы­ка, ко­то­ро­му они при­над­ле­жат;

фра­зео­ло­гиз­мы — ус­той­чи­вые сло­во­со­че­та­ния;

сло­ва-па­ра­зи­ты — сло­ва, не не­су­щие смы­сло­вой на­груз­ки; не­оп­рав­дан­но час­то по­вто­ряю­щие­ся од­но или не­сколь­ко слов.

 3. Сте­пень раз­ви­тия сти­ли­сти­че­ско­го на­вы­ка пись­ма.

Данный при­знак ха­рак­те­ри­зу­ет­ся язы­ком из­ло­же­ния мыс­лей и об­щим по­строе­ни­ем пись­мен­ной ре­чи.

Язык ка­ж­дой на­цио­наль­но­сти под­раз­де­ля­ет­ся на функ­цио­наль­ны­е сти­ли. Вы­де­ля­ют­ся: раз­го­вор­но-бы­то­вой, офи­ци­аль­но-де­ло­вой, на­уч­ный, про­из­вод­ст­вен­но-тех­ни­че­ский, пуб­ли­ци­сти­че­ский сти­ли.

Че­ло­век бе­рет на воо­ру­же­ние толь­ко ту часть и раз­но­вид­ность сти­ля на­цио­наль­но­го язы­ка, ко­то­рая в наи­боль­шей сте­пе­ни от­ве­ча­ет его ин­ди­ви­ду­аль­но­сти, пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ским осо­бен­но­стям, об­ще­ст­вен­ной, тру­до­вой и лич­ной жиз­ни.

Ин­ди­ви­ду­аль­ный стиль — это при­су­щая ка­ж­до­му че­ло­ве­ку со­во­куп­ность при­зна­ков пись­мен­ной ре­чи, от­ра­жаю­щая на­вы­ки ис­поль­зо­ва­ния оп­ре­де­лен­ных язы­ко­вых средств. Ин­ди­ви­ду­аль­ный стиль ка­ж­до­го че­ло­ве­ка ха­рак­те­ри­зу­ют кон­крет­ные при­зна­ки:

1. Ар­хи­тек­то­ни­ка — об­щее по­строе­ние пись­мен­ной ре­чи в ру­ко­пи­си, т. е. ло­ги­че­ская по­сле­до­ва­тель­ность, связь и взаи­мо­от­но­ше­ния ме­ж­ду все­ми час­тя­ми ру­ко­пи­си (ввод­ная часть, ос­нов­ная часть и вы­во­ды). На­вы­ки ар­хи­тек­то­ни­ки про­яв­ля­ют­ся в уме­нии пра­виль­но, по­сле­до­ва­тель­но и взаи­мо­свя­за­нно из­ла­гать свои мыс­ли. В за­клю­че­нии экс­пер­та ха­рак­те­ри­сти­ка ар­хи­тек­то­ни­ки обыч­но опи­сы­ва­ет­ся та­ким об­ра­зом: "мыс­ли из­ло­же­ны пра­виль­но, ло­гич­но и по­сле­до­ва­тель­но" или наобо­рот.

2. На­ли­чие или от­сут­ст­вие аб­за­цев ха­рак­те­ри­зу­ет смы­сло­вую сто­ро­ну пись­ма. Оп­ре­де­ля­ет­ся ко­ли­че­ст­во абзацев в ру­ко­пи­си, ко­ли­че­ст­во пред­ло­же­ний в аб­за­це (раз­мер аб­за­цев), спо­соб вы­де­ле­ния аб­за­цев.

3. Дли­на пред­ло­же­ний. Пред­ло­же­ния по дли­не оп­ре­де­ля­ют­ся ко­ли­че­ст­вом слов: ма­лые — до шес­ти, сред­ние — от шес­ти до три­дца­ти, боль­шие — свы­ше три­дца­ти слов.

4. Пре­об­ла­даю­щий тип пред­ло­же­ний. Пред­ло­же­ния по ти­пу бы­ва­ют: с уп­ро­щен­ной кон­ст­рук­ци­ей, с про­стой кон­ст­рук­ци­ей (про­стые по­ве­ст­во­ва­тель­ные), со слож­ной кон­ст­рук­ци­ей (слож­нопод­чи­нен­ные, слож­носо­чи­нен­ные), с ус­лож­нен­ной кон­ст­рук­ци­ей (слож­ные с ввод­ны­ми сло­ва­ми, при­ча­ст­ны­ми и дее­при­ча­ст­ны­ми обо­ро­та­ми).

5. На­ли­чие сим­во­лов, спо­со­бы со­кра­ще­ний, ис­прав­ле­ний.

 Сим­во­лы — ус­лов­ные гра­фи­че­ские зна­ки, слу­жа­щие для обо­зна­че­ния от­дель­ных слов и сло­во­со­че­та­ний.

Со­кра­ще­ния бы­ва­ют следующими:

аб­бре­виа­ту­ры — ис­поль­зо­ва­ние на­чаль­ных букв слов (АПН, ТАСС);

сло­го­вые — со­кра­ще­ние по сло­гам (проф­ком);

усе­чен­ные сло­ва — од­но сло­во со­кра­ще­но, вто­рое пол­ное (пед­ин­сти­тут, фо­то­хи­ми­че­ский);

ав­тор­ские — со­кра­ще­ния, не пре­ду­смот­рен­ные пра­ви­ла­ми. Они име­ют наи­боль­шее иден­ти­фи­ка­ци­он­ное зна­че­ние.

Ис­прав­ле­ния бы­ва­ют по бу­к­вам, вы­ше, ни­же букв, с за­чер­ки­ва­ни­ем не­пра­виль­ной бу­к­вы или сло­ва и т. д.

6. Спо­со­бы ак­цен­ти­ро­ва­ния, т. е. спо­со­бы вы­де­ле­ния ос­нов­ной, по мне­нию ав­то­ра, мыс­ли или сло­ва в ру­ко­пи­си:

под­чер­ки­ва­ние (од­ной, дву­мя чер­та­ми, дру­ги­ми кра­си­те­ля­ми);

вы­де­ле­ние спе­ци­аль­ным шриф­том, раз­ряд­кой букв;

— ис­поль­зо­ва­ние во­про­си­тель­ных, вос­кли­ца­тель­ных зна­ков, мно­го­то­чий, ско­бок и т. д.

из­ме­не­ние на­кло­на, раз­ме­ра букв в от­дель­ном сло­ве, фра­зе.

Частные признаки письменной речи

Для ка­ж­до­го че­ло­ве­ка эти при­зна­ки ка­че­ст­вен­но раз­лич­ны:

1.   Ус­той­чи­во по­вто­ряю­щие­ся (два и бо­лее раз) оши­бки: грам­ма­ти­че­ские (ор­фо­гра­фи­че­ские, пунк­туа­ци­он­ные, син­так­си­че­ские) и лек­си­че­ские.

2.   Ав­тор­ская лек­си­ка — упот­реб­ле­ние в ру­ко­пи­си оп­ре­де­лен­ных спе­ци­фи­че­ских слов: диа­лек­тиз­мов, про­фес­сио­на­лиз­мов, ар­го­тиз­мов  и т. д.

3.   На­вы­ки ак­цен­ти­ро­ва­ния — ус­той­чи­во по­вто­ряю­щие­ся (два и бо­лее раз) спо­со­бы ак­цен­ти­ро­ва­ния в ру­ко­пи­си.

4.   На­вы­ки  в ис­поль­зо­ва­нии сим­во­лов, со­кра­ще­ний, ис­прав­ле­ний — ус­той­чи­во по­вто­ряю­щие­ся (два и бо­лее раз) спо­со­бы со­кра­ще­ний, ис­прав­ле­ний, ис­поль­зо­ва­ния сим­во­лов.

При на­ли­чии боль­шо­го по объ­е­му по­чер­ко­во­го ма­те­риа­ла ис­сле­до­ва­ние не­об­хо­ди­мо на­чи­нать с изу­че­ния при­зна­ков пись­мен­ной ре­чи. Они обыч­но ис­поль­зу­ют­ся в со­во­куп­но­сти с при­зна­ка­ми по­чер­ка, но и по при­зна­кам пись­мен­ной ре­чи мож­но ре­шить иден­ти­фи­ка­ци­он­ные во­про­сы, осо­бен­но ди­аг­но­сти­че­ские — фи­зи­че­ское, пси­хи­че­ское со­стоя­ние пи­сав­ше­го, оп­ре­де­ле­ние его воз­рас­та, по­ла и т. д., а ино­гда и си­туа­ци­он­ные — ха­рак­те­ри­зую­щие ус­ло­вия, об­ста­нов­ка, об­стоя­тель­ст­ва, в ко­то­рых ис­пол­ня­лась ис­сле­дуе­мая ру­ко­пись.