Графологическое расследование – новый взгляд: Адольф Гитлер

Главные вкладки

Лариса Дрыгваль, графолог, кандидат психологических наук
Инесса Гольдберг, графолог, руководитель Графологического агентства и Школы Графоанализа Инессы Гольдберг
http://grafologia.co.il/ru/

Личность Адольфа Гитлера – человека, перевернувшего мир, диктатора мирового масштаба – анализировать достаточно непросто по-человечески, слишком уж велика тяжесть исторического образа. Участники Сообщества Инесса Гольдберг и Лариса Дрыгваль, следуя профессиональному правилу графологов, расшифровали образ идеолога фашизма максимально объективно.

Графологическое расследование – новый взгляд: Адольф Гитлер

Мы старались анализировать почерк Гитлера, не вовлекая своего субъективного, личного отношения. Наше графологическое заключение не было ориентировано на «социальный заказ», на соответствие историческому имиджу или еще как-либо «притянуто любой ценой» к общепринятым стереотипам, связанным с данным образом.
Мы не «оправдываем» Гитлера, а лишь изучаем структуру его личности – и особенно важно для нас было основывать свои выводы на объективных факторах именно по причине осознавания исторической ответственности, связанной с этими выводами. Наше графологическое расследование не опровергает исторических фактов, оно привносит Новый взгляд, способный дополнить стереотипный и общеизвестный портрет исторических персонажей более углубленным психологическим смыслом. Чтобы помочь взглянуть на них, как на живых людей и понять их мотивы, причины их поведения или идеологии.

Первое, что бросается в глаза при взгляде на почерк Гитлера – общая дисгармоничность, более того - деструктивность форм и штрихов, свидетельствующая о том, что автор почерка - человек внутренне негармоничный и несбалансированный в своей жизненной адаптации. Говоря на психологическом языке, налицо экзистенциальный конфликт - человек не в ладу с собой и не в ладу с окружающим миром. Можно утверждать о наличии очень акцентуированных, то есть ярко выраженных черт характера, которые вносят в личность деструктивный момент, дезадаптируют человека, - и в данном случае это шизоидные тенденции.

На языке известного израильского ученого, графолога И.Одема, такая акцентуация и склад личности называется «Аутистичным» и свидетельствует о своеобразном мировосприятии и «форме существования» индивидуума.

Почерк показывает, что его автор психологически совершенно отстранен от людей, он одинок, обособлен, отчужден. Такая сущность - сущность отшельника, внутренне изолирующего себя от окружающего мира. Однако психомоторное поведение, дающее признаки сильнейшего внутреннего контроля, жесткой самодисциплины и рассчета, дает возможность заключить, что внешне все было «как надо», и нельзя сказать, что он мучался этим одиночеством и отчужденностью настолько, чтобы они выбивали его из строя.

Почерк и ущербность, максимальная схематичность букв, вкупе с микроскопической средней зоной букв, царапающими движениями, неспособностью к психомоторной гибкости и другие признаки - показывают и крайний дефицит EQ и сухость, жесткость, отсутствие потребности в близких, интимных, душевных, родственных отношениях и человеческом понимании. Поэтому ему никто не был нужен, и даже если отношения у такого человека возникали, он не знал, что делать с ними психологически, был глух, не мог дать душевного тепла другому (он просто не понимал, что это такое), как не мог и благодарно принимать понимание к себе.

У него не было выбора, и это было защитным механизмом, но одиночество ему было необходимо для существования. Гитлера можно назвать антисоциальной личностью не только потому, что его социальные навыки проблемны, он не умел выстраивать отношения, не понимал людей и их мотивы, не прислушивался к окружающим, и ему было все равно, как его оценивают со стороны. Он антисоциален еще и потому, что транслировал антагонизм, опозитивистские взгляды на происходящее вокруг, неприятие. Мягко говоря, он совсем не был зависим от внешних оценок, а его индивидуализм прорывался максимально.

Если же говорить менее мягко, то почерк указывает на причины такой острой антисоциальности и индивидуализма: это был человек, в полном смысле слова озабоченный только одним – поиском абсолюта. Абсолют противоречит живой реальности, но если ты обладаешь оторванностью, отстранненностью от реальности, а также жесткостью и негибкостью, если в твоем сердце холод, и всем управляет голова, ты легко попадаешь в ловушку догматизма, гонки за абсолютной идеей, «идеальной идеологией». Именно здесь рождается фанатизм. И именно такое мышление, то есть негибкость, приверженность абсолютным догмам и черно-белому восприятию, характеризует почерк и личность Гитлера. Это действительно почерк догматичного фанатика, жесткого, жестокого и упрямого, очень категоричного, не прислушивающегося к чужому мнению, просто не воспринимающего его.

Читатель может подумать: что ж, это же Гитлер, поэтому авторы и говорят о догмах, фанатизме, жесткости и т.д. Что, если бы обстоятельства сложились совсем по-другому, и этот конкретный человек жил в другое время, в другой стране, и не попал бы в политику, не занял бы страшного места, уготованного ему историей? Разве стал бы он тем же, разве было бы написано между строк его почерка – «это фюрер»? Ответ прост. Нет, вполне возможно, что он не стал бы во главе страны, возможно также, что он и не исповедовал бы именно фашистских идей! И тем не менее, сказанное нами о нем выше по почерку – полностью осталось бы в силе. Перечитайте внимательно предыдущий абзац статьи.

Кем бы ни был по социальному статусу либо по профессии этот человек, где бы ни жил, он имел бы свои идеи-фикс, он также догматично и фанатично действовал бы в любом выбранном деле или области, протестовал бы, отрицая реалии или бросал вызов. Чему? Например, обществу или науке, - не исключено, что будучи умной, интеллектуально одаренной личностью, он, наверняка, уходил в интеллектуальные умозрительные сферы и запросто мог заниматься как научными исследованиями, так и философскими концепциями. А масштабы – дело лишь внешних факторов, не обязательно зависящих от самого человека.

Так или иначе, ему было крайне трудно перестраивать свои планы, менять замыслы. Он не обладал гибкостью, способностью по-настоящему импровизировать. Именно эта категоричность мышления, зацикленность на своих идеях могла влиять на окружающих, на массы. Она могла восприниматься людьми как супер-самоуверенность, непоколебимость, вера в свою правоту. Если последние два были близки к правде, то первое – очень далеко от истины. Внешне он всем своим существованием показывал жесткую веру в то, что он делает. Он действительно не сомневался в своих действиях. Но совсем не потому, что был такой уверенный в себе или самодостаточный, а потому, что не был способен воспринять что-то другое. Такая фанатичная, «искренняя!» зацикленность на одной догме иногда убеждает людей сильнее, чем призывы, реклама и PR-компании.

Кстати о рекламе и саморекламе. Гитлер не был хорошим оратором, в общепринятом понимании этого слова, не чувствовал аудиторию, а в непосредственном общении не умел подстраиваться под собеседника. Обладая высоким интеллектом, он не обладал настоящей гибкостью в мышлении и поведении. Исходя из проявляющегося в почерке психодинамического стереотипа, можно предположить, что и его фразы, жесты, мимика, а также другие невербальные проявления были резкими, категоричными, повторяющимися.

Глубоко исследовав почерк этого человека, мы предполагаем, что популярность этого человека во многом «делали» другие люди. Это – в дополнение к тем возможным факторам, о которых лучше знают историографы (возможно, она была навязана или отвечала в чем-то той эпохе в Германии, которая ждала именно такого «оратора»? А быть может, это были оба фактора). Дело в том, что один, самостоятельно, не обладая ни психологической проницательностью, ни обаянием в общении (EQ), он просто не смог бы так преподнести и продвинуть свои идеи до окружающих. Наверняка, над его имиджем и стратегией поработали очень талантливые и заинтересованные люди из окружения, которые как раз обладали всем тем, чего так не хватало фюреру: гибкостью, умением понимать и чувствовать людей и их мотивы.

Возможно, именно эти люди смогли провести политическую «PR-компанию» и привести его к власти. А в дальнейшем он просто выполнял роль диктатора, чему соответствовал по своим личностным качествам как нельзя лучше: непоколебимый, зацикленный на идее, культе, жестокий, хладнокровный и безжалостный.
Человек «аутистически-шизоидного» склада очень напоминает механизм, робота, а не живого человека. Это особенно касается эмоциональной сферы, она у него подавлена настолько, что он скорее напоминает машину, а не чувствующего живого человека, который умеет что-то переживать и как-то эмоционально реагировать. В этом – защита от уязвимости, заниженной самооценки и чувства ничтожности, и одновременно драматичность этого человека.

Его всем известные истерические выступления на публике, это, как показало исследование почерка, скорее всего игра, без настоящего срыва. Будучи очень жестким и хладнокровным, Гитлер не зависел от настроения, от эмоциональных порывов, не был импульсивным, хорошо контролировал себя. По крайней мере, в большинстве проявлений.

Зато ярко проявлялся другой «перегиб»: крайняя бесчувственность, циничность, неумение воспринять чужую боль, чужие страдания. Он и к себе относился бесчувственно и беспощадно. При таком складе личности подавлены не только эмоции, но и такие состояния и чувства, как страх, боль, в том числе физическая, какая-либо тревога.

В этом контексте уместно отметить, что у Гитлера не было мании величия, какой-то демонстративности ради потребности прославиться, даже если со стороны кому-то это могло видеться иначе. Дело в том, что по жизни его вела идея–фикс, а вовсе не запросы тщеславного и напыщенного Эго. Более того, у него должны были быть минимальные потребности, касающиеся быта, особенных условий или богатства – ему это было не нужно. И был достаточен минимальный бытовой комфорт: все внимание Гитлера занимали только его идеи, власть – но власть идейная, как самоцель, а не как средство достижения благосостояния. Это была только идеология в чистом виде, в чьей «абсолютности» он не сомневался, и ради которой мог пожертвовать всем.

В качестве резюме – мы позволили себе поделиться соображениями, навеянными анализом почерка Адольфа Гитлера.

Наблюдая и исследуя почерки известных исторических личностей, мы в который раз убеждаемся в том, насколько чревато сочетание во власть имущих высокого «чистого интеллекта» IQ при нижайшем уровне психологического или социального интеллекта EQ. Иногда последствия более, иногда менее плачевны, однако, часто у власти и у управления судьбами людей оказываются именно те, кто не подходит для этого, кто, обладая высоким интеллектом, при этом абсолютно не умеет понять свой народ, его потребности и чаяния, а то и несет вред и разрушения.

Но, похоже, человечество не имеет особого выбора – это может показаться абсурдным, но люди подходящего склада сами не гонятся за властью и не готовы идти по головам. Именно потому, что имеют иные ценности. Слишком уж редки политические лидеры, имеющие человечную «идеологию» или бескорыстно преданные интересам народа – часто «золотая середина» не впечатляет, не интересна и не вызывает бури в массах.

Кстати, графологически описанные качества для «мирного лидера», а также EQ – не обобщая, тем не менее, скорее можно встретить в женских почерках. Проблема в том, что это же чаще всего сопровождается отсутствием большой жесткости и пробивной конкурентоспособности, необходимых для того, чтобы дойти до верхушки.
 

1622

Комментарии

Лариса Дрыгваль аватар
1458

Здравствуйте.

Авторами данной статьи являюсь я и Инесса Гольдберг. Пожалуйста, сохраняйте правила копирайта: укажите имена: Лариса Дрыгваль, графолог, кандидат психологических наук и Инесса Гольдберг, графолог, руководитель Графологического агентства и Школы Графоанализа Инессы Гольдберг, а также активную ссылку на сайт, с которого эта статья была взята.

Пожалуйста, не нарушайте правила копирайта.